6 июл. 2015 г.

Культура примирения людей: вы умеете правильно мириться?



Человек как вид ведет себя очень агрессивно и убивает своих собратьев, в данном случае в пределах больших событий, таких как войны, тысячами и даже миллионами. Современное общество активно пропагандирует культуру агрессии, при этом забывая, что издавна для человека существовала другая сторона медали – культура примирения. Не так опасна агрессия, как опасно неумение примиряться, ведь это значительно ожесточает и усиливает агрессию. Поэтому агрессию нельзя рассматривать без примирения.


Культура примирения людей: вы умеете правильно мириться?
Культура примирения людей: вы умеете правильно мириться?



Но на самом деле у человека, как и у всех приматов есть врожденные биологические механизмы восстановления отношений после конфликта. После конфликта возникает внутренняя мотивация, которая подсознательно толкает бывших противников друг к другу примиряться. Максимум такого психологического или физиологического состояния возникает после окончания конфликта и в течение пяти минут после него. Дети склонны так себя вести. Если это нормальные дети, воспитанные в социуме, а не изолированно, и они воспринимают своего бывшего противника, соперника как члена группы, то почти со 100% вероятностью они сами восстановят свои отношения.


Модель отношений: примирение + агрессия


Агрессивное поведение и примирение как взаимосвязанные составляющие единого процесса взаимодействия в пределах пары индивидов в рамках Модели Отношений. В соответствии с Моделью Отношений, агрессивное поведение представляет собой лишь один из способов урегулирования конфликтов между особями. Другие возможные способы: толерантность (дележ ресурсами) или избегание конфронтации. В случае, если агрессия все же имеет место, возможность восстановления отношений зависит от качества этих взаимоотношений: при условии выраженной взаимной заинтересованности во взаимоотношениях, примирение возможно. Стороны постоянно "ведут переговоры" относительно взаимоотношений друг с другом: конфликты чередуются с примирением.

Агрессия может рассматриваться и как инструмент торга. В этом смысле модель отношений предполагает, что агрессия является, во-первых, интегральной составляющей устоявшихся социальных отношений. Вспомните, что конфликт «мать - ребенок» при отучении от груди встречается почти в каждой семье. Но из этого не следует, что мать перестает любить ребенка, а ребенок возненавидит мать.

Эта же модель объясняет, почему агрессия порой переходит в открытое насилие. В ситуации, когда общие интересы отсутствуют, не найдены или лидеры групп специально пытаются их завуалировать и дегуманизировать врага. Лидеры намеренно создают ситуацию, когда члены группы начинают думать, что враги – не люди, а животные. В этих условиях нормами и моралью можно пренебрегать.

Не позже, чем через две минуты.


Соединение бывших противников (во всех культурах) проходит по определенной схеме и осуществляется обычно в течение двух минут после окончания ссоры. Этот временной отрезок, по-видимому, имеет какие-то эволюционные корни. Для большинства исследованных в этом контексте приматов он тоже характерен. Две минуты. Были выдвинуты две основные гипотезы, которые объясняли бы функции такого постконфликтного объединения. Во-первых, снижение неопределенности относительно окончания конфликта. Во-вторых – восстановление отношений, когда оппоненты в этом заинтересованы. Наши исследования подтверждают правомерность обеих теорий. Просто надо рассматривать процесс примирения в двухфазном варианте. Первая фаза – это демонстрация неагрессивных намерений. Вербально это просто извинения. А вторая – это уже интенсивные дружеские действия, при которых дети отчетливо демонстрируют, что они хотят укрепить свои социальные отношения, восстанавливают эти связи.


Можно мириться не только с друзьями.


Оказывается, что дети мирятся не только с друзьями, но и с теми, с кем в повседневной жизни общаются достаточно редко. Это просто должны быть члены той же самой группы. Так что можно сказать, что к 6-7 годам дети располагают хорошо развитыми представлениями о групповой идентичности и отчетливо заинтересованы в групповом единстве. В данном случае эти факты позволяют подтвердить гипотезу восстанавливаемости нарушенных отношений. И здесь сразу два фактора, которые стимулируют процесс воссоединения. Эмоциональный, основанный на привязанности, и рациональный, который основан на осознании принадлежности к группе. Последний более значим при восстановлении отношений с теми, кто условно отнесен нами к категории «не друзья». Дети в возрасте 6-7 лет уже признают определенные правила групповой идентичности и заинтересованы в ее поддержании. Получается, что конфликты и дружеские контакты между «не друзьями» редки, но имеют место. «Не друзья» - это уязвимое звено в структуре группы, поскольку между ними нет привязанности. 
И действует здесь только рациональный фактор.В отличие от большинства приматов, в детских коллективах инициатором примирения часто выступает агрессор. По нашим данным 76,9 % конфликтов восстанавливались по инициативе агрессора. Причина здесь в том, что важную роль играет формирующаяся в сознании ребенка концепция вины. Мы видим здесь и извинения, и оправдания, и объяснение причин. В качестве культурных норм присутствуют и те фиксированные действия, с помощью которых можно помириться. Это дележ игрушкой, прежде всего, той, из-за которой произошел конфликт. Это приглашение к игре. Обещание подарка. В этой ситуации качество отношений значимо. Близкие друзья используют более интенсивные средства примирения, и оно у них более энергозатратно. Они преподносят и обещают подарки, используют поцелуи и объятия, приглашают в гости. А не-друзья используют более формальные способы: мирилки, рукопожатия, просьбы и извинения.

Высокоранговые лучше мирятся, чем низкоранговые.


Связь между доминированием и примирением, безусловно, есть. Как было установлено, высокоранговые мальчики умеют успешно конкурировать, но они же и самые успешные примиряльщики. Социальное манипулирование детей в этом возрасте вообще хорошо укладывается в политику «кнута и пряника». Статус сверстника связан со способностью мириться. Я уже говорила, что любой конфликт представляет собой стресс. Хочу обратить внимание на то, что социальный статус ребенка, прежде всего в возрасте от 7 до 14 лет, имеет следующее свойство. Оказывается, что дети с высоким статусом, как правило, имеют более низкий уровень гормонов стресса, кортизола. А средне- и низкоранговые имеют более высокий уровень кортизола. Мы видим, что с возрастом дети больше стрессируются при социальных конфликтах.



Уровень кортизола



В ситуации, когда конфликт разгорался, драка состоялась, а примирения не последовало, и у агрессора, и у жертвы уровень кортизола был повышен по сравнению с фоновым. Но если примирение имело место, то он падал до фонового уровня. Иными словами, нам удалось доказать, что психологически и на физиологическом уровне стресс испытывает не только тот, на кого была направлена агрессия, но и сам агрессор.

Если начать мирится, в течении двух минут, то с примирением уровень кортизола через 15 минут после конфликта восстанавливается и близок к норме. А если примирения не следует, кортизол зашкаливает и становится больше, чем в условиях. 
Возраст имеет значение. На рисунке показана разница в уровне кортизола в ситуациях конфликта без примирения и при контроле у мальчиков разного возраста. Чем старше ребенок, тем больше эта разница. Если конфликт интенсивный и носил характер физических контактов, уровень кортизола значительно выше.

Культура примирения людей: вы умеете правильно мириться?


Культура примирения.



Данные о моделях примирения в человеческих сообществах указывают на возможную эволюционную преемственность этого феномена и общее сходство его основополагающих механизмов с высшими обезьянами. Налицо дальнейшее развитие и усовершенствование моделей примирения, отчетливое дифференцирование этого процесса на отдельные фазы. В первую очередь, речь идет о выработке культурных механизмов, сигнализирующих намерения конфликтующих прекратить агрессию. По мнению некоторых исследователей, феномен примирения у обезьян гомологичен именно этой фазе примирения.

Вместе с тем, по целому ряду параметров, примирение у детей и подростков — феномен сугубо человеческий. Прежде всего, это касается особых ритуальных форм примирения, связанных с языком и символикой. Культура детских мирилок, формул примирения и ритуализованных движений, поразительно напоминает танцевальнопесенные обряды формального замирения у охотников-собирателей или ранних земледельцев. В последнем случае мы становимся свидетелями наличия у человека механизмов контроля агрессии на более высоком уровне интеграции — межгрупповом. 
Это не удивительно, ибо по мере роста потребности в общении с представителями соседних сообществ должна была произойти выработка разнообразных ритуалов замирения. Так, яломе, одно из племен Западного Ириана, оповещает врагов о намерении прекратить конфликт специальной песней. Другое племя — папуасы кивай — сообщают о желании заключить мир, кладя ветку через дорогу, ведущую к деревне. Типичными атрибутами примирения выступают обмен подарками, совместные трапезы, обмен брачными партнерами.




Д. Фрей приводит в своей работе следующую классификацию основных способов восстановления мира в человеческих обществах (Fry, 2000):

1. дарение подарков, или обмен подарками (зинаконтеки — обмениваются ликером местного изготовления; фиджийцы дарят символические подарки, например, китовые зубы);

2. выплата реституций (дживаро используют для этого свиней и оружие);

3. совместная трапеза и выпивка (гавайцы организуют совместные застолья; итальянские крестьяне выпивают вместе);

4. физические контакты, типа поцелуев и рукопожатий (фиджийцы пожимают руки, арабские и иранские женщины целуются);

5. умиротворяющие позы и жесты (извиняясь, фиджийцы склоняются, смотрят под ноги, дрожат, простираются на земле, прося прощения);

6. устное извинение (мбути, запотеки, фиджийцы, гавайцы произносят слова извинения);

7. участие третьих лиц в ритуалах примирения (у мбути и !кунг участвуют члены локальной группы; у йале — родственники и соседи).


При примирении поссорившихся друзей сцепляются мизинцами правой руки, трясут ими и приговаривают:
Мирись, мирись, мирись. И больше не дерись.
А если будешь драться - я буду кусаться.
А кусаться не причем, буду драться кирпичом.
А кирпич ломается - дружба начинается. (На этом мизинцы расцепляют.)


Культура примерения людей: вы умеете правильно мириться?


Примирение людей – это часть культуры, ей можно научиться.


Как известно, человеческие общества существенно различаются по уровню и характеру агрессивного поведения. Анализ постконфликтных взаимодействий в группах у детей и взрослых, свидетельствует о том, что частота примирений (и ряд других характеристик) может сильно варьировать от группы к группе. В одних случаях, эти различия объяснимы. Если использовать критерий качества взаимоотношений между участниками конфликта, в стабильных группах, включающих в свой состав родственников и близких друзей, уровень примирений, много выше, даже в пределах одной культуры.

Экспериментальные данные показывают также, что уровень примирений может сильно варьировать в зависимости от воспитания. Причем, фактор воспитания действенен не только для человека, но и для других приматов. В экспериментах Ф.Ваала и Д. Йоганович несколько подростков макаков резусов содержались в группе более старших бурых макаков. В результате, резусы переняли у последних более высокий уровень примирения, и эта характеристика сохранилась в их поведении, даже когда подростки были перемещены к животным своего вида.





С посте использованы статьи и лекции известного антрополога Марины Бутовской

Комментариев нет:

Не пропускайте новые полезные материалы!

Понравилась статья? Читайте на здоровье! 
Подписывайтесь и добавляйтесь в друзья в Facebook или в Вконтакте, a также в Twitter, Instagram. Все старые статьи есть в Архиве, видео - на Youtube-канале. Ежемесячная e-mail рассылка. Пишите и звоните!