21 июн. 2015 г.

Березовский монастырь картезианцев: часть 2, золотой век.



В 1648 году произошла закладка первого камня в фундамент будущего памятника архитектуры. Строительством руководил итальянский архитектор Джованни Батисто Джислени. Монастырь строили около сорока лет, закончилось строительство в 1689 году. Правда, главный костел монастыря был готов гораздо раньше: он был освящен уже в 1666 году. На латыни имя монастыря (кляштора) звучало так: "Carthusiae Sanctae Crusis prope Berezam in Lithuania" (куртуазия Святого Креста, а именно в Берёзе Литовской). Вокруг монастыря были насыпаны глубокие рвы, на которых предусмотрена возможность установки пушек.

Березовский монастырь картезианцев: часть 2, золотой век.
Березовский монастырь картезианцев: часть 2, золотой век.

Первоначальный вид монастыря:





 В состав комплекса входили еще жилые корпуса, библиотека, госпиталь, столовая, аптека и различные хозяйственные постройки. Вокруг монастыря раскинулся большой сад с озером. В центре монастырского дворца расположилась звонница с толстыми стенами и ярусами для пушек. Весь комплекс был окружен толстыми стенами, попасть внутрь можно было через массивную браму с бойницами. 

Это был настоящий укрепленный город, способный выдержать самую изнурительную осаду. После окончания строительства монастыря, город получил двойное название Береза-Картузская. Березой–Картузской местечко было до 1940 года, а потом стало городом, центром района, и вторая часть из названия исчезла.







Казимир Лев Сапега, основатель
Этот монастырь считался одним из лучших в Рейнской провинции ордена картезианцев, куда входили земли Речи Посполитой. 

Покровитель монахов Казимир Лев Сапега не дождался конца строительства, он умер гораздо раньше. Его прах упокоился в монастырском костеле, там же нашли успокоение еще восемь поколений знаменитого рода.



Монастырь изначально рассматривался как средоточие нескольких функций: 

1) религиозной; 

2) юридической (монахи являлись гарантами и свидетелями при заключении контрактов, купчих, составлении завещаний, и т.п.); 

3) образовательно-просветительской. Гордостью монастыря была библиотека, где насчитывалось 39 рукописных и 2314 печатных книг. 

4) лечебной (тут были выстроены госпиталь и аптека); 

5) семейной усыпальницы (сюда в 1666 г. перенесли останки Казимира Льва (Леона) Сапеги, и после него Сапег ружанских хоронили уже не в Вильне, а в склепах берёзовского кляштора). Тут (6 июня) был похоронен и знаменитый полководец, гетман, получивший титул "освободителя Литвы" (Liberator Litvaniae) за вклад в ход войны 1654-1665 годов, Павел Ян Сапега (1610-1665). В берёзовском семейном склепе покоился прах 15-ти членов рода Сапег. Всего в монастыре нашли свой последний покой 56 или 57 великосветских литвинов, в костеле было захоронено восемь поколений рода Сапег.

Устав ордена не разрешал иметь собственных вещей, у монахов не было ни постелей, ни подушек, спали они на кирпичах. Питались по отдельности, общая трапеза была лишь раз в году.

Храмовыми праздниками монастыря был день Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня и день Второго обретения Креста, совершавшиеся соответственно 14 сентября и 3 мая.


Сохранившаяся брама вела вела во двор, который формировали корпуса келий рядовых монахов, обслуживавших монастырь. Возле них размещались вспомогательные и хозяйственные службы. 

Во втором замкнутом прямоугольном дворе, где располагались кельи монахов-отшельников, раскинулись аккуратно распланированные сад и огород, за которые отвечал садовник, имевший отдельный небольшой домик. В дальнем углу сада был большой пруд, в котором разводили рыбу для постного стола. В центре вымощенного двора был колодец с насосом. 

Сам двор формировали коридоры-галереи, которые соединяли 15 отдельных жилых корпусов монахов-отшельников с костелом. В каждом из корпусов-келий были 3 небольшие комнаты. Одна из комнат предназначалась для общих занятий и имела выход во внутренний дворик, окруженный высокой стеной. Другая – для молитв, третья – для отдыха. В костел монахи шли через галерею, ограждавшую их от посторонних глаз.

Монахи вели насыщенную жизнь. Физический труд был одним из принципов ордена. Например, по учебнику ботаники монахи выращивали лекарственные травы и даже выращивали виноград и ананасы! Они вообще умели делать все: варили мыло, делали черепицу, разводили черепах. У них была и своя кузница, и каретная, и два пруда, в котором выращивали рыбу и черепах.

Костел святого Креста представлял собой трехнефный объем с тремя апсидами и граненым барбаканом под куполом при входе и имел медную крышу. Главный фасад костела был оформлен барочным декором – пилястрами, фронтонами, нишами. Боковые фасады по своему решению близки к корпусам келий: окна в простых наличниках, стены украшены невысокими пилястрами. Внутри здание костела было разделено на 2 части – для рядовых монахов и прихожан и для монахов-отшельников. 


Силуэт ансамбля формировала высокая восьмигранная многоярусная колокольня с фигурным куполом (частично сохранилась). Она стояла внутри прямоугольного двора, примыкала к средней апсиде костела и являлась оборонной башней с мощными стенами и узкими окнами-бойницами. 

Ярусы, приспособленные для орудий, связывала винтовая лестница в толще стены. Поверхность стен башни была декорирована простыми неглубокими нишами. Подобные колокольни не характерны для других картузианских костелов. Ее высота составляла 55 м. (Для сравнения высота башен Московского кремля колеблется в пределах 50-65 м).


Монастырский комплекс возводился в стороне от местечка Береза практически на болоте. Чтобы построить храм и другие сооружения, приходилось забивать в землю крепкие дубовые сваи. Итальянский архитектор в оздобление костела внес элементы модного по тем временам стиля развитого барокко. 

Храм представлял собой трехнефную базилику с тремя гранеными апсидами и граненым тамбуром на входе. В интерьере находилось 13 алтарей – все украшены лепниной, резьбой по дереву, полихромными с позолотой скульптурами, живописными картинами самих художников-монахов и итальянских мастеров. Костел был покрыт листовой медью, пол выложен шведским мрамором. Его внутреннему убранству уделялось особое внимание, в отличие от монашеских келий. Считалось, что живущим в отшельничестве затворникам нет необходимости ублажать свои взоры лепниной и росписью.




От других монастырей картезианский комплекс отличался кельями монахов-отшельников и своеобразной структурой интерьера костела, что было продиктовано необходимостью отделить отшельников. 

Главной обязанностью отшельников было переписывание книг. Печатный станок они не признавали. В начале XIX века библиотека Березовского картузианского монастыря считалась самой крупной в Гродненской губернии. В 1831 г. в ней насчитывалось 2 314 книг и манускриптов, в архиве хранилось 3 000 документов. Это были не только теологические и религиозные книги и манускрипты, но и рукописные издания по истории, географии, ботанике и другим наукам. 

В архиве хранились старинные бумаги по истории ВКЛ домонастырского периода – привилеи королей и великих князей, хозяйственные и судебные документы. В березовский монастырь 2 раза приезжал исследователь и летописец католического ордена картузианцев Георг Швенгель. Он работал в архиве кляштора, материалы которого использовал для написания собственных исследований.

Картузианский орден особое значение придавал религиозным песнопениям. Многие гости костела в Березе отмечали высокий уровень певческого мастерства местных монахов. В костеле был и орган, который находился над входом.


Хозяйственную деятельность в монастыре смело можно назвать уникальной. Ею занимались как сами монахи, так и многочисленная прислуга.  В мастерских на широкую ногу было поставлено производство черепицы. А в собственной мыловарне варили мыло. 

Монахи носили одежду только собственных портных. Здесь же работали бондарь, столяр, каретник, стекольщик, кузнец, печник. На собственных мельницах трудились 3 мельника с помощниками. За лошадьми ухаживали конюхи и кучера. 

В саду было выкопано два пруда. В одном из них, который назывался «ракоўня» разводили огромных раков. Дно и стенки другого пруда были выложены мрамором, а вода подавалась то трубам. В нем монахи разводили черепах. Мясо этих земноводных употреблялось в пищу и считалось деликатесом. 

Кухня, несмотря на долгие посты, была достаточно разнообразной. Поваров было двое – один для приготовления постной пищи, другой – скоромной. Постоянное обслуживание гостей кляштора – высшей знати и шляхты - требовало соответствующего умения и мастерства. Монастырские повара успешно справлялись со своей задачей.


Монахи и город


Кляштор на свои деньги содержал в Березе школу, которая с перерывами просуществовала с 1786 г. до закрытия березовской картузии в 1831 г. Сначала школьники изучали катехизис, чтение, правописание, арифметику, основы латыни, географию и историю ВКЛ. 

В период существования монастыря в составе российской империи в школе преподавались такие предметы, как чтение и письмо, арифметика, христианская наука, история Старого и Нового заветов, география и религиозное пение.

Длительное время при монастыре существовали аптека, лазарет и «дом для бедных», где можно было получить не только медицинскую, но и социальную помощь.


Целебные ключи.


Монастырь был основан не "где попало", а на месте целебных источников, дающих начало ручью с именем Кречет. История подарила нам несколько красивых легенд, почему именно в Березе-Картузской был построен первый и, как оказалось, единственный в Великом княжестве Литовском картезианский монастырь. 

Одна из них гласит, что слепой старец и мальчик-поводырь забрели в березовую рощу. Старик уснул, а мальчик пошел в лес и заблудился. Проснувшись, старик долго блуждал по лесу в поисках своего поводыря. Внезапно он услышал шум родника: наклонился, напился чистой воды и умылся ею. Произошло чудо - он прозрел. На этом месте он поставил крест. А сам отправился к людям рассказать о невероятном исцелении. О чудодейственном роднике услышал сам Казимир Лев Сапега, у которого был слепой сын. Он привез сына к исцеляющему источнику, и опять случилось чудо - мальчик, умывшись чистой водой, начал видеть. В благодарность за чудо Сапега решил построить на этом месте монастырь.

Сообщения об многочисленных исцелениях паломников, посещавших кляштор, собрана в отдельную книгу. Изучавшие эти факты медицинские специалисты считают, что им можно доверять, и что на берёзовской земле действительно существовал целебный источник мирового значения. 

Более того, в монастыре была система водного снабжения из подземных ключей и даже водные насосы.

В филиале музея в Красных Казармах вы можете увидеть макет монастыря (правда, макет неполный).





Комментариев нет:

Не пропускайте новые полезные материалы!

Понравилась статья? Читайте на здоровье! 
Подписывайтесь и добавляйтесь в друзья в Facebook или в Вконтакте, a также в Twitter, Instagram. Все старые статьи есть в Архиве, видео - на Youtube-канале. Ежемесячная e-mail рассылка. Пишите и звоните!